Нестор Иванович Махно

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Махно

Нестор Иванович Махно (Михно, Михненко; 26 октября (8 ноября) 1888, село Гуляй-Поле, Александровский уезд, Екатеринославская губерния — 15 июля 1934, Париж, Франция) — известный анархист. В 1918—1920 лидер крестьян-анархистов и командующий «Революционной повстанческой армией» на южном театре Гражданской войны. Известен как батько Махно (официально подписывал так некоторые приказы).

По происхождению — крестьянин. Отец — скотник, мать — домохозяйка. В семье было семеро детей. Третий из братьев. С 1895 сезонный рабочий. Окончил Гуляй-Польскую начальную школу (1897). С 1903 работал на чугунолитейном заводе М. Кернера в Гуляй-Поле.

Махно — анархист[править]

С конца августа — начала сентября 1906 член «Кружка молодежи Украинской группы хлеборобов анархистов-коммунистов», действовавшей в Гуляй-Поле. 5 сентября 1906 участвовал в попытке ограбления купца И.Брука на 500 рублей «для голодающих» (изъято 151 руб.); 13 ноября 1906 — в нападении на промышленника М.Кернера с требованием денег (похищено 425 руб. и слиток серебра); 26 августа 1907 в попытке ограбления купца Г.Гуревича от имени анархистов-коммунистов. Впервые арестован в конце 1906 за незаконное хранение оружия (вскоре освобождён), затем — 5 октября 1907 по обвинению в покушении на жизнь гуляйпольских стражников Захарова и Быкова (содержался в Александровской уездной тюрьме, освобождён 4 июля 1908 под залог в 2 тысячи рублей). 26 августа 1908 арестован. Сессией Одесского военного окружного суда от 22 марта 1910 приговорён к смертной казни через повешение, которая была заменена бессрочной каторгой. Отбывал наказание в каторжном отделении Бутырской тюрьмы в Москве.

На каторге, с помощью П. А. Аршинова изучал теорию анархизма, занимался самообразованием. Активный участник тюремных протестов (6 раз попадал в карцер, заболел туберкулёзом лёгких).

После Февральской революции Махно, как и множество других заключенных, как политических, так и уголовных, был досрочно выпущен из тюрьмы и вернулся в Гуляй-Поле. Там он был избран товарищем председателя волостного земства. Вскоре создал группу «Чёрная гвардия», и с ее помощью установил в селе личную диктатуру. Несмотря на возражения единомышленников, считал диктатуру необходимой формой правления для окончательной победы революции и заявил, что «по силе возможности нужно выбрасывать буржуазию и занимать посты нашими людьми». 29 марта 1917 стал председателем Гуляй-Польского крестьянского союза (оставался им и после реорганизации Союза в Совет рабочих и крестьянских депутатов). Выступал за немедленные радикальные революционные преобразования, до созыва Учредительного собрания. 1 мая 1917 подписал депешу в Петроград с требованием изгнать из Временного правительства 10 «министров-капиталистов». В июне 1917 по инициативе Махно на предприятиях села установлен рабочий контроль, в июле при поддержке сторонников Махно разогнал прежний состав земства, провёл новые выборы, стал председателем земства и одновременно объявил себя комиссаром Гуляй-Польского района. В августе 1917 по инициативе Махно при Гуляй-Польском Совете рабочих и крестьянских депутатов создан комитет батраков, деятельность которого направлена против местных помещиков; в том же месяце избран делегатом губернского съезда Крестьянского союза в Екатеринославе.

Летом 1917 Махно возглавил «комитет по спасению революции», разоружил помещиков и буржуазию в районе. На районном съезде Советов (середина августа 1917) избран председателем и вместе с другими анархистами призвал крестьян игнорировать распоряжения Временного правительства и Центральной Рады, предложил «немедленно отобрать церковную и помещичью землю и организовать по усадьбам свободную сельскохозяйственную коммуну, по возможности с участием в этих коммунах самих помещиков и кулаков».

После революции 1917 года[править]

25 сентября 1917 Махно подписал декрет уездного Совета о национализации земли и разделе её между крестьянами. С 1 по 5 декабря 1917 в Екатеринославе Махно принял участие в работе губернского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, в качестве делегата от Гуляй-Польского Совета; поддержал требование большинства делегатов о созыве Всеукраинского съезда Советов; избран в состав судебной комиссии Александровского ревкома для рассмотрения дел лиц, арестованных Советской властью. Вскоре после арестов меньшевиков и эсеров стал высказывать недовольство действиями судебной комиссии, предложил взорвать городскую тюрьму и освободить арестованных. Отрицательно отнёсся к выборам в Учредительное собрание, назвал складывавшуюся ситуацию «карточной игрой»: «Не партии будут служить народу, а народ — партиям. Уже теперь… в деле народа упоминается одно лишь его имя, а вершат дела партии». Не получив поддержки в ревкоме, вышел из его состава. После захвата Екатеринослава силами Центральной Рады (декабрь 1917) стал инициатором проведения экстренного съезда Советов Гуляй-Польского района, вынесшего резолюцию с требованием «смерти Центральной Раде» и высказавшегося за организацию противоборствующих ей сил. 4 января 1918 отказался от поста председателя Совета, принял решение занять активную позицию в борьбе с противниками революции. Приветствовал победу революционных сил в Екатеринославе. Вскоре возглавил Гуляй-Польский Ревком, созданный из представителей анархистов, левых эсеров и украинских социалистов-революционеров.

В начале апреля 1918 после захвата Екатеринослава и прилегающего района австро-германскими войсками, организовал вместе с группой соратников отряд, сражался против кайзеровских войск и правительства Украинской Державы. После отступления и расформирования отряда в Таганроге принял участие там же в конференции анархистов (конец апреля 1918). Решив ознакомиться с деятельностью анархистов, выехал по маршруту Ростов-на-Дону — Саратов (где в мае 1918 участвовал в анархистской конференции) — Тамбов — Москва. В Москве встретился с лидерами российских анархистов Аршиновым, А. А. Боровым, И. С. Гроссманом, П. А. Кропоткиным, Л.Черным (Турчаниновым), а также руководителями советского правительства В. И. Лениным, Я. М. Свердловым, Л. Д. Троцким, Г. Е. Зиновьевым, присутствовал на заседаниях Всероссийского съезда профсоюзов текстильщиков, участвовал в работе Московской конференции анархистов (июнь), выработавшей тактику борьбы против гетманщины и австро-германских войск на Украине. По согласованию с Всеукраинским бюро по руководству повстанческим движением и выполняя решение Таганрогской конференции анархистов, 29 июня 1918 покинул Москву для организации вооружённой борьбы против немецко-австрийских и гетманских войск на Украине.

21 июля 1918 с паспортом на имя И. Я. Шепеля прибыл в Гуляй-Поле. Рядовым бойцом вступил в партизанский отряд Ф.Щуся и вскоре возглавил его после ряда удачных нападений на германские войска и местных помещиков (июль-август 1918). В сентябре-октябре 1918 вокруг отряда Махно сгруппировались силы других партизанских отрядов, действовавших в Александровском уезде. Махно фактически стал руководителем повстанческого движения в Екатеринославской губернии. После Ноябрьской революции 1918 в Германии возглавил борьбу с режимом С. В. Петлюры на Украине. 27 ноября 1918 занял Гуляй-Поле, объявил село «столицей» войска, ввёл в нем осадное положение, образовал и возглавил «Гуляйпольский революционный штаб». Принял предложение Екатеринославского комитета КП(б)У о совместных военных действиях против Директории и 27-29 декабря 1918 с приданными ему силами занял Екатеринослав. С 29 декабря военный комиссар и член губернского ВРК, с 30 декабря главнокомандующий так называемой Советской революционной рабоче-крестьянской армии Екатеринославского района. 31 декабря 1918 после поражения от петлюровцев махновцы оставили Екатеринослав, 5 января 1919 Махно с отрядом 200 человек вернулся в Гуляй-Поле.

В январе-феврале 1919 Махно организовал ряд погромов немцев-колонистов в районе Гуляй-Поля, препятствовал мероприятиям Советского правительства, направленным на классовый раскол в деревне («комитеты бедноты», продразвёрстка); призвал крестьян явочным порядком претворить в жизнь идею «уравнительного землепользования на основе собственного труда». 12-16 декабря 1919 на 2-м районном съезде Советов Гуляй-Польского района Махно заявил: "Если товарищи большевики идут из Великороссии на Украину помочь нам в тяжелой борьбе с контрреволюцией, мы должны сказать им: «Добро пожаловать, дорогие друзья!». Если они идут сюда с целью монополизировать Украину, мы скажем им: «Руки прочь!».

Махно — красный командир[править]

Файл:Dybenko mahno.jpg
Н. И. Махно с командующим 1-й Заднепровской дивизией П. Е. Дыбенко, 1919

В обстановке наступления войск генерала А. И. Деникина на Украину в середине февраля 1919 Махно заключил военное соглашение с командованием Красной Армии и 21 февраля 1919 стал командиром 3-й бригады 1-й Заднепровской дивизии, сражавшейся против деникинских войск на линии Мариуполь-Волноваха.

За рейд на Мариуполь 27 марта 1919 г., замедливший наступление белых на Москву, комбриг Махно был награжден орденом Красного Знамени за номером 4.

Неоднократно высказывал недовольство чрезвычайной политикой Советской власти в освобождённых районах. 10 апреля 1919 на 3-м районном съезде Советов Гуляй-Польского района избран почётным председателем; в своей речи заявил, что Советская власть изменила «октябрьским принципам», а Коммунистическая партия узаконила власть и «оградила себя чрезвычайками». Вместе с Щусем, Коганом и Мавродой Махно подписал резолюцию съезда, в которой выражалось неодобрение решений 3-го Всеукраинского съезда Советов (6-10 марта 1919, Харьков) по земельному вопросу (о национализации земли), протест против ЧК и политики большевиков, требование удаления всех назначенных большевиками лиц с военных и гражданских постов; одновременно махновцы требовали «социализации» земли, фабрик и заводов; изменения продовольственной политики; свободы слова, печати и собраний всем левым партиям и группам; неприкосновенности личности; отказа от диктатуры коммунистической партии; свободы выборов в Советы трудящихся крестьян и рабочих.

С 15 апреля 1919 руководил бригадой в составе 1-й Украинской советской армии. После начала мятежа командарма Красной Армии Н. А. Григорьева (7 мая) Махно занял выжидательную позицию, затем выступил на стороне Красной Армии и лично застрелил Григорьева. В мае 1919 на собрании командиров повстанческих отрядов в Мариуполе Махно поддержал инициативу создания отдельной армии повстанцев.

1919—1920[править]

Лидеры повстанцев в 1919 (слева направо): С. Каретник, Н. Махно, Ф. Щусь

Разрыв с красными[править]

В начале июня 1919 Махно, не получая поддержки боеприпасами и снаряжением со стороны Красной Армии в боях с частями Кавказской дивизии под командованием генерала А. Г. Шкуро, разорвал соглашение с Советским правительством.

6 июня 1919 приказом Льва Троцкого Махно объявлен вне закона «за неподчинение командованию». 9 июня 1919 Махно направил телеграмму Ленину, в которой сообщил о своей преданности революционному делу и объяснил принятое решение о разрыве с Красной Армией постоянными нападками на него со стороны «представителей центральной власти» и «прессы коммунистов-большевиков». Одновременно Махно выразил желание уйти с поста комбрига «ввиду создавшегося невыносимо-нелепого положения».

После разрыва с большевиками Махно отступил в глубь Украины и продолжил вооруженное сопротивление: уничтожал небольшие гарнизоны Красной Армии, продотряды, местные отделы ЧК. В середине июля 1919 Махно возглавил Реввоенсовет вновь созданной повстанческой армии.

С началом наступления белых войск на Москву летом 1919 Махно вновь призвал крестьянских повстанцев к союзу с красными: «Главный наш враг, товарищи крестьяне, — Деникин. Коммунисты — всё же революционеры… С ними мы сможем рассчитаться потом. Сейчас все должно быть направлено против Деникина».

Бой под Перегоновкой и рейд по тылам белых[править]

Теснимый регулярными частями белых, Махно увел свои отряды на запад и к началу сентября подошел к Умани, где попал в полное окружение: с севера и запада — петлюровцы, с юга и востока — белые. В [1] читаем: «Махно вступил в переговоры с петлюровским штабом и стороны заключили соглашение: взаимный нейтралитет, передача раненых махновцев на попечение Петлюры и снабжение Махно боевыми припасами. Для выхода из окружения Махно решился на смелый шаг: 12 сентября он неожиданно поднял свои отряды и, разбив и отбросив два полка генерала Слащова, двинулся на восток, обратно к Днепру. Движение это совершалось на сменных подводах и лошадях с быстротой необыкновенной: 13-го — Умань, 22-го — Днепр, где, сбив слабые наши части, наскоро брошенные для прикрытия переправ, Махно перешел через Кичкасский мост, и 24-го он появился в Гуляй-Поле, пройдя за 11 дней около 600 верст

О тех же событиях один из ближайших помощников Махно, П.Аршинов в своих «Воспоминаниях» писал так: «Глубокой ночью все части махновцев, стоявшие в нескольких селах, снялись и двинулись на восток — на врага, расположившегося главными силами под селом Перегоновка, занятым махновцами»[2]. В последовавшем ночном бою, белые потерпели поражение, причем сам Махно лично вел конницу в атаку.

В результате прорыва из окружения под Перегоновкой, отряды Махно рассыпались по всему Приазовью. Как пишет далее Деникин: «в результате в начале октября в руках повстанцев оказались Мелитополь, Бердянск, где они взорвали артиллерийские склады, и Мариуполь — в 100 верстах от Ставки (Таганрога). Повстанцы подходили к Синельникову и угрожали Волновахе — нашей артиллерийской базе… Случайные части — местные гарнизоны, запасные батальоны, отряды Государственной стражи, выставленные первоначально против Махно, легко разбивались крупными его бандами. Положение становилось грозным и требовало мер исключительных. Для подавления восстания пришлось, невзирая на серьезное положение фронта, снимать с него части и использовать все резервы. …Это восстание, принявшее такие широкие размеры, расстроило наш тыл и ослабило фронт в наиболее трудное для него время.»

Таким образом, действия Махно оказали заметное влияние на ход войны и помогли красным отбить наступление Деникина на Москву.

Крестьянская республика[править]

1 сентября 1919 Махно провозгласил создание «Революционной повстанческой армии Украины (махновцев)». 15 сентября 1919 махновцы в очередной раз заняли Екатеринослав. 20 октября 1919 на заседании Реввоенсовета армии и съезде крестьянских, рабочих и повстанцев в Александровске Махно выдвинул программу действий, сводящуюся к созданию самостоятельной крестьянской республики в тылу деникинских войск (с центром в Екатеринославе). Программа Махно предусматривала отмену диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии и передачу власти беспартийным «вольным Советам», организацию «третьей социальной революции» для свержения большевиков и установления народной власти, ликвидацию эксплуатации крестьянства, защиту деревни от голода и политики военного коммунизма, установление собственности крестьянских масс на землю.

После ликвидации деникинского фронта в конце 1919, у правительства большевиков отпала нужда в союзе с повстанцами-анархистами, и 11 января 1920 приказом Троцкого Махно был объявлен вне закона (махновская армия также подлежала ликвидации). Желая привлечь крестьян на свою сторону, правительство ген. Врангеля предложило Махно союз против большевиков, обещая, в случае победы провести широкую земельную реформу. Однако Махно от предложения отказался. Посланник Врангеля был публично казнен в Гуляй-Поле.

Вновь с красными против Врангеля[править]

Желая использовать боеспособные части повстанцев против Врангеля, осенью 1920 правительство большевиков вновь предложило Махно военный союз. 2 ноября 1920 Махно в очередной раз подписал соглашение с командованием Красной Армии. В результате этого соглашения отряды повстанцев под общим командованием С. Каретника были отправлены в район Перекопа[3]. В ходе боёв за Крым махновские отряды приняли участие в форсировании Сиваша и в сражениях с кавкорпусом ген. Барбовича под Юшунью и Карповой Балкой. После завершения военных действий, красное командование решило избавиться от ставшего ненужным союзника. Отряд махновцев был заманен в засаду и уничтожен. Спастись удалось единицам, которые и поведали о случившемся в Гуляй-Поле.

Конец Гуляй-Поля[править]

Вскоре после падения Белого Крыма, командование Красной Армии издало приказ о передислокации махновцев на Южный Кавказ. Считая этот приказ ловушкой, Махно отказался подчиниться. Ответом большевиков стала военная операция по «ликвидации партизанщины». Отряды Махно с боями ушли из окружения в районе Гуляй-Поля и несколько месяцев перемещались по Украине, уходя от преследования.

В эмиграции[править]

Зимой-летом 1921 после столкновений с превосходящими силами Красной Армии остатки отрядов Махно были прижаты к румынской границе. 28 августа Махно с отрядом из 78 человек перешел границу в районе г. Ямполь. До начала апреля 1922 Махно с женой (Г. А. Кузьменко) и несколькими единомышленниками проживал в Румынии (в районе Бухареста, под контролем полиции). Легенда гласит, что единственным источником существования Махно и его окружения в этот период были деньги, вырученные от продажи кольца с бриллиантом, принадлежавшего бывшему личному адъютанту батьки, «Лёвке» Задову. Затем румынское правительство передало Махно Польше, где он и был помещен в лагерь для интернированных.

25 сентября 1923 Махно был арестован (с женой, И.Хмарой и Я.Дорошенко) и помещен в Варшавскую цитадель и 27 ноября 1923 предстал перед судом по обвинению в подготовке восстания в Восточной Галиции для присоединения ее к Советской Украине. Суд Махно оправдал, и отправил на поселение в г. Торунь. В декабре 1923 Махно сделал публичное заявление о борьбе против большевиков и Советской власти, вызвавшее отрицательную реакцию польского правительства. 14 апреля 1924 после попытки самоубийства был переведен под надзор полиции в г. Данциг. В том же году с помощью российских анархистов-эмигрантов добился разрешения на выезд в Германию.

В апреле 1925 переехал во Францию, где жил до 1934 года (в пригороде Парижа — Венсене). В последние годы жизни Махно бедствовал, работал разнорабочим (маляром), публиковал отдельные очерки в анархическом журнале «Дело труда» (Париж), готовил мемуары. Легенда гласит, что единственная материальная помощь поступала семейству Махно в виде пожертвований от русских эмигрантских организаций. Здоровье Махно было подорвано множеством ранений, в том числе тяжелых, полученных в боях. 25 июля 1934, в возрасте 46 лет, он умер в парижской больнице от туберкулеза кости. 28 июля урна с прахом Нестора Махно была замурована в стене колумбария кладбища Пер-Лашез в ячейке под номером 6686.

Образ Махно в массовой культуре[править]

Страница из воспоминаний Мамонтова о действиях Добровольческой армии против Махно на Украине

Советская пропаганда рисовала Махно и махновцев бандитами и антисемитами. Яркий пример — кинофильм «Хождение по мукам». Возможно, это не было далеко от истины, поскольку и в воспоминаниях Сергея Ивановича Мамонтова, сражавшегося против красных, мы встречаем аналогичную оценку махновцев и даже указание на то, что именно Махно автор лозунга «Бей жидов, спасай Россию!».

По свидетельству современников, например Сергея Есенина, личность Махно и его идеи были весьма популярны среди крестьянства[4]:

И в ответ партийной команде,
За налог на крестьянский труд,
По стране свищет банда на банде,
Волю власти считая за кнут.
И кого упрекнуть нам можно?
Кто сумеет закрыть окно,
Чтоб не видеть, как свора острожная
И крестьянство так любят Махно?..

Другой современник Махно, Эдуард Багрицкий, в своей поэме про махновцев «Дума про Опонаса» писал:

Опанасе, наша доля
Туманом повита,-
Хлеборобом хочешь в поле,
А идешь — бандитом!
Полетишь дорогой чистой,
Залетишь в ворота,
Бить жидов и коммунистов -
Легкая работа!

Многие черты Нестора Махно можно обнаружить в образе Чапаева, так, как последний был показан в известном советском фильме. Это невероятная популярность в массах, неоднозначное отношение к коммунистам (реальный В. И. Чапаев был членом ВКП(б)), недисциплинированность (реальный Чапаев был примерным службистом), склонность к выпивке (В. И. Чапаев не пил) и личное бесстрашие. Знаменитая сцена из фильма — атака конницы с Чапаевым в бурке — напоминает о сражении под Перегоновкой осенью 1919, где победа махновцев была решена внезапным ударом резерва конницы с батькой во главе.

В ряде фантастических романов Майкла Муркока, персонаж по имени Нестор Махно участвует в вымышленных событиях, таких, как, например, анархистские восстания в Канаде (роман Энтропийное Танго (The Entropy Tango)).

Музыканты российская рок-группы «Монгол Шуудан», являясь почитателями Нестора Махно, воплощают его идеи в песнях и во время выступлений на сцене, переодеваясь в форму «махновцев». В числе прочего, Нестору Махно посвящены их альбомы: «Гуляй поле», «Паровоз анархия», «Бандитский альбом» и другие.

Фильмы[править]

Источники[править]

  1. А. И. Деникин «Очерки русской смуты»
  2. Пётр Аршинов «История Махновского движения»
  3. http://militera.lib.ru/h/sb_perekop_i_chongar/index.html
  4. Сергей Есенин «Страна негодяев» (поэма)

Дополнительная литература[править]

  • Нестор Махно Воспоминания. — М. «Республика»: 1992.>
  • Пётр Аршинов История Махновского движения. — Берлин: 1925.>
  • А.И.Деникин «Очерки русской смуты».>
  • Политические партии России. Конец XIX — начало XX века. — М.: 1996.>

Ссылки[править]