Переписи населения в россии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Переписной лист Всесоюзной переписи населения 1989 года (сплошная перепись)
Информационный листок о Всесоюзной переписи населения 1989 года
Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (краткая программа переписи)
Файл:Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (о жилищных условиях населения).gif
Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (о жилищных условиях населения)
Файл:Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (расширенная программа переписи) - титул.gif
Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (расширенная программа переписи) — титул)
Файл:Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (расширенная программа переписи) - оборот.gif
Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (расширенная программа переписи) — оборот)
Файл:Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (для иностранцев).gif
Переписной лист Всероссийской переписи населения 2002 года (для иностранцев)

Сведения об учёте населения на землях Древней Руси относятся к XI-XII векам. С целью обложения русских земель и населения данью, податями и повинностями, монголо-татарские завоеватели в 1245, 1257, 1259 и 1273 годах провели учеты населения. После образования централизованного государства в некоторых местах были заведены так называемые «писцовые книги», в которых имелись сведения о населении, описания городов, деревень, поместий, церквей и т. д.

Начало учета населения на территории России относится к IX веку (Киевская Русь, Новгород); велся он с фискальными целями (для податного обложения). Со 2-й половины XIII века в период монголо-татарского ига проводились учеты населения в отдельных русских княжествах для определения размеров дани. Эти же цели преследовали учеты на территории Закавказья в 70-х гг. XIII века. Объектом обложения в XIV веке становятся земельные участки, производительно используемые в хозяйстве — соха (позднее четверть, десятина). В XVII веке единицей обложения стал двор, а основной формой учета — подворные переписи. Кроме подворных переписей, на отдельных территориях проходили и общегосударственные переписи (1646 г., 1678 г., 1710 г., Ландратская перепись 17151717 г.). Указом Петра I от 26 ноября 1718 г. было положено начало государственным ревизиям, которых было проведено 10 с 1719 по 1858 годы.

Первая всеобщая перепись населения России была проведена по состоянию на 9 февраля 1897 года. В советское время переписи проводились по состоянию на 28 августа 1920 г. (на территориях, не охваченных гражданской войной), на 15 марта 1923 года (городская), а всеобщие переписи — по состоянию на 17 декабря 1926 года, на 6 января 1937 года, на 17 января 1939 года, на 15 января 1959 года, на 15 января 1970 года, на 17 января 1979 года и на 12 января 1989 года. После распада СССР очередная перепись населения России, запланированная на 1999 год, была отложена из-за финансовой нестабильности после кризиса 1998 года. Она была проведена лишь 9 октября 2002 года. Очередная перепись населения России, согласно постановлению правительства, должна быть проведена в октябре 2010 года.

Содержание

Учет населения в XIII-XVI веках. Писцовые книги[править]

На Руси регулярный подтверждённый учёт населения начался ещё во времена татаро-монгольского нашествия. Учет в то время был похозяйственным: подсчитывались для обложения данью дома, или «дымы». Первая перепись, произведенная татарами относиться к 1245 году. Вслед за ней было произведено ещё три переписи, примерно через 14 лет каждая. Меняющийся характер единиц обложения («со двора», «с мужа», «с дыма», «с плуга» и т. д.) отражался на характере собираемых сведений. Переписи не были всеобщими, так как они не включали часть населения, освобожденную от обложения. Летописи древнейшего периода подчеркивают, что хотя татары и «изочтоша всю русскую землю», однако «не чтоша попов, черицев и кто служил святым церквам», то есть ту привилегированную категорию населения, которая была освобождена от взимания дани.

Необходимость превращения похозяйственных записей в юридический документ обуславливала собой правильность записей, подтверждением со стороны облагаемого дома-хозяйства. Далеко не всегда в «числах» правильно воспроизводились элементы хозяйства и по признанию летописца, «творяху бо себе бояре добро, а меньшим бе зло», что вызывало противление облагаемых и необходимость повторных описаний.

В России в XIV-XVI веках имели место земельно-хозяйственные описания. Результаты их фиксировались в так называемых писцовых книгах. Значение писцовых книг, как документов, на основе которых производиться обложение, усиливается, но они начинают носить характер поземельных описей.

Охват явлений хозяйственной жизни был очень широк — от сведений о башнях городских кремлей до известий о породах промышляемой в озёрах рыбы. Тем не менее писцовые описания всё же не были учётами населения. В ходе их выявлялись только владельцы дворов.

Данные поземельных описей могли служить лишь временными источниками определения обложения. Торговые и промысловые занятия оставались при такой системе без обложения, что было не выгодно государственному фиску и обуславливало необходимость отыскивания новых единиц обложения. Такой единицей стал двор.

Писцовые книги занимают почётное место в ряду предшественников современной статистики. В них можно найти массу любопытнейших сведений о хозяйстве России того времени. Конечно, данные их плохо систематизированы. Необычна и форма изложения: абзацы распространяются на несколько страниц, вызывая желание остановится и передохнуть.

Подворные переписи XVII века[править]

В XVII веке единицей налогообложения становится хозяйство («двор»), а учёты населения именуются подворными переписями. Хотя такие описания проводились часто, но они носили географически ограниченный характер, охватывали небольшую территорию и определялись задачами местного порядка. Уже тогда глубокий кризис хозяйства, оскудение казны и крайняя неравномерность податного обложения в различных частях страны вызывала мысль о производстве переписи во всех частях государства по единому образцу. Придумка эта не была осуществлена, хотя попытки предпринимались в конце 20-х и 40-х годов XVII столетия.

Почти каждая перепись населения оставляет о себе память. Иногда это легенды, а чаще, особенно в новое время, засвидетельствованные на бумаге итоги подсчётов. Результаты их с большей или меньшей полнотой описывают жизнь общества в период, когда проводился учёт.

Но память о переписи сохраняется и благодаря документам другого рода. Сейчас такие документы назвали бы «инструктивным материалом» или «заявлениями граждан», а в XVII веке они носили название наказов и челобитных. Одна из таких челобитных, поданная лета 7153 (а по современному календарю — в 1645 году) на имя 16-летнего царя Алексея Михайловича, сыграла важную роль в истории переписей.

Составлявшие её дворяне, конечно, меньше всего думали о переписных делах. Заботило их совсем другое — то, что они «от служеб обедняли, и от олжали великими долги и коньми опали, а поместья их и вотчины опустели и домы их оскудели и разорены без остатку от войны и от сильных людей». Случилось, однако, так, что челобитная эта послужила поводом для серьёзных изменений в организации учёта населения.

«Сильные мира», о которых говорилось в челобитной, были наиболее крупными землевладельцамибоярами, владевшими порой тысячами крестьянских дворов. Они нередко захватывали и укрывали крестьян, принадлежавших их более слабым соседям, а по прошествии «урочных лет» — искового срока давности в отношении сыска беглых — записывали крестьян за собой.

Не посчитаться с требованиями бояр было нельзя. «Сильным людям» пришлось идти на уступки. Одной из них и стало решение о проведении в 1646 году переписи.

Правительственный наказ ясно определил крепостнические цели переписи. «Как крестьян и бобылей и дворы их перепишут, — говорилось в нем, — по тем переписным книгам крестьяне и бобыли, и их дети, и братья, и племянники будут крепки и без урочных лет… А которые люди, после той переписки, учнут беглых крестьян принимать и за собой держать, а вотчинники и помещики тех крестьян, по суду и по сыску и по тем переписным книгам, отдавать…».

Перепись 1646 года в отличие предыдущих писцовых описаний была прежде всего учётом населения. Переписчики записывали всех облагаемых податями лиц мужского пола, включая детей (последних — указанием возраста). Итоги переписи сослужили тогда двойную службу — стали юридической основой для ещё большего закрепощения крестьян и основой для взимания налогов. Следующая перепись была проведена в 16761678 годах.

Сохранилось немало документов, позволяющих воссоздать атмосферу, в которой проводились переписи, обрисовать портреты переписчиков, выяснить отношение населения к переписям. По ним можно представить себе, как проходил учёт населения в России XVII столетия.

Перепись велась прежде всего силами писцов и подьячих, служивших в московских приказах — органах центральной власти, ответственных за тот или иной участок государственных дел. Наиболее высокопоставленные подьячие занимали важные административные должности, обязанностью остальных было составление многочисленных приказных бумаг.

"Государство дворянское, — писал академик М. Н. Тихомиров, — в значительной мере опиралось на эту приказную компанию, которую, надо сказать, жгуче ненавидело население. От них шла возможность изменения в приказных документах, они производили различного рода волокиту, которая в XVII веке даже в царских документах носила название «московская волокита»… Подьячих часто разоряли во время восстаний, иногда они и гибли. С XVII века они носили очень поэтическое название — «крапивное семя» (Тихомиров М. Н. Российское государство XV—XVII веков. М., 1973).

Для проведения переписи в том или ином уезде туда направлялся писец и несколько его помощников — подьячих, которые делились на «старых» (старших) и молодых. Работа писца была сложной, требовала особых знаний. Поездка ожидалась длительная, и к ней серьезно готовились.

Прежде всего, писец снабжался наказом — указаниями о том, как проводить перепись. Кроме того, ему вручались «приправочные книги» — копии материалов предыдущих описаний местности, в которую направлялся писец. В качестве «приправочных» во время переписи 16761678 годов использовались, например, переписные книги 1646 года. Понятно, что «приправочные книги» служили для писца большим подспорьем — они были и своеобразным путеводителем по местности, и образцом составления новых книг, и, наконец, средством сопоставления получаемых данных с данными прошлых лет, а, следовательно, орудием контроля.

Местный воевода обязан был содействовать переписчикам, прибывшим в его уезд, назначить им помощников из числа местного населения и обеспечить всем необходимым, начиная с продовольствия. В 20-е годы XVII века переписной комиссии полагалось, например, выдавать «по туше бараньей, по куренку, да луку, чесноку, яиц и масла в скоромный день, а в постный… где какая рыба лучится».

Непосредственная работа переписчиков начиналась с того, что, приехав в станы и волости, в монастырские вотчины и поместья, они должны были «в тех вотчинах и поместьях… государев указ (о переписи) вычитать… чтоб дворяне и дети боярские и их приказчики и старосты и целовальники приносили к ним сказки…». «Сказками» в данном случае называли отчеты о численности крестьян в крепостнической вотчине или посадских людей на тяглом дворе. Но сказки зачастую не отражали объективной картины, их составители сознательно искажали истинное положение дел.

Тяглое население, разумеется, пыталось всеми силами уменьшить размер податей, которыми оно облагалось на основе результатов переписи. Для обмана переписчиков существовали различные способы, и они были хорошо известны, перечислялись в наказах писцам, но это мало помогало. Самый простой способ, позволявший «дворы жилые писать пустыми», заключался в том, что посадские люди на период переписи просто уходили к своим родственникам или вообще на время уезжали из города, оставляя двор пустым.

Что касается дворян, то в принципе они, конечно, не могли не поддерживать проведение переписей, однако, когда дело доходило до их собственных поместий, ситуация резко менялась. Чтобы уменьшить число дворов, облагаемых податью, крестьян «из многих дворов в один переводили», огораживали два двора одной изгородью, а иногда просто скрывали дворы от переписчиков.

Подворные переписи были чрезвычайно ограничены по кругу регистрируемых признаков и не имели определенной формы и единообразных понятий не только для счета населения, но и для имущественного и хозяйственного положения лица. Длились они от года до 10 лет, производились иногда лицами совершенно не грамотными, сопровождались поборами и порождали массовые утайки, искажения и бегство от регистрации. К этому присоединялись систематический недостаток в писцовых книгах и отсутствие единого управляющего центра деятельности писцов.

Ревизии при Петре I[править]

Перепись 1710 г., произведенная при Петре, носила черты подворной переписи, но результаты ее, вскрыв катастрофическое сокращение податных дворов, поставили Петра перед фактом возможного резкого сокращения государственных податей. В переписи 1710 была сделана попытка записывать оба пола. От переписи 1678 до переписи 1710 численность податных хозяйств сократилась на 19,5 %. Пётр отверг результаты переписи 1710 и приказал принимать подати по книгам 1678 г. Одновременно он приказал произвести новую перепись, известную под именем «ландратской» (по имени должностных лиц, стоящих во главе губернии) в течение 1716 и 1717 гг. Произведенная в ряде губерний эта перепись показала различный процесс движения дворов и населения. Если раньше, с целью относительного сокращения налогов, были замечены массовые случаи формального объединения дворов, то ландратская перепись числовой характеристикой доказала это: процесс уменьшения хозяйств в сторону увеличения и уменьшения шел значительно медленнее, нежели процесс изменения численности населения.

Сама перепись предопределяла резко отрицательное отношение со стороны населения и даже жесточайшие наказания за утайку не давали правительству желаемых результатов. Множество ошибок происходило из-за невежества и небрежности переписчиков, а также из-за взяток переписчикам за пропущенные дворы. С другой стороны, за недачу взятки пустые дворы записывались как жилые, были случаи пропусков целых деревень или одно и то же село переписывалось дважды.

Фискальная цель переписи и злоупотребления писцов приводили иногда к восстаниям, например, в 1678 в «украйных» городах.

26 ноября 1718 года Пётр Великий издал указ, которым предписывалось «взять сказки у всех (дать на год сроку), чтобы правдивые принесли сколько у кого в которой деревне душ мужеского пола…». Составленные подобным образом списки («сказки») были собраны лишь через три года, а затем в течение следующих трех лет были подвергнуты проверке — «ревизии».

С тех пор учеты населения в России стали называться «ревизиями». До отмены крепостного права прошло десять ревизий: в 1719, 1743, 1762, 1782, 1795, 1811, 1815, 1833, 1850, 1858 годах. Они давали очень неточные сведения о населении, поскольку учитывали не фактическое число жителей, а только «приписных» из податных сословий — людей, числившихся в списках для уплаты подати налога. По этой же причине они тянулись очень долго: помещики не торопились делиться с государством трудом податного населения и задерживали подачу ревизских «сказок».

В 1722 году насчитали по сказкам 5 миллионов душ. Тогда приступили к исполнению 2-го пункта указа 26 ноября, «к раскладке войска на землю», к расписанию полков по душам, которые должны были их содержать. Раскладчиками посланы были в 10 переписанных губерний 10 генералов и полковников с бригадиром. Полки предположено было разместить на «вечные квартиры» поротно, особыми слободами, не расставляя их по крестьянским дворам, для предупреждения ссор хозяев с постояльцами. Раскладчик должен был созвать дворян своего округа и уговорить их построить эти слободы с ротными дворами для офицеров и с полковыми для штаба. Новая беда: раскладчикам велено было предварительно проверить душевые сказки. Это была вторичная ревизия сказок, и она открыла огромную утайку душ, доходившую в иных местах до половины наличных душ. Первоначально сосчитанной сказочной цифрой в 5 миллионов стало нельзя руководствоваться при разверстке полков по душам.

В 1722 г. велено было писать в подушный оклад живших при церквах сыновей, внучат, племянников и прочих свойственников, «прежде бывших и ныне при церквах не служащих попов, дьяконов, дьячков и пономарей», прикрепляя их ни за что ни про что к владельцам, на землях которых те церкви стояли. А где погосты «особь стоят», не на владельческой земле, таких церковников приписывать к прихожанам, к кому они походят, — на каких условиях, указ не поясняет.

Ревизии при Екатерине II[править]

В шестидесятые-семидесятые годы XVIII века произошли серьезные сдвиги в экономической, политической и культурной жизни России. В царствование Екатерины II (17621796) наступило время «просвещенного абсолютизма».

Екатерина II провела ряд реформ, упразднений и преобразований, в том числе это коснулось и статистики. В ней стали проявляться черты орудия социального познания. Появился новый тип статистических работ, направленных на получение разнообразных статистических данных о состоянии социально-экономической жизни, — возникла так называемая познавательная статистика.

На одном из заседаний Сената, Екатерина подняла вопрос о численности населении России, но мужы сенатские помялись и ответа не дали. Царица воскликнула: «великое государство не может без учета населения жить… Этак-то устойчивых финансов у нас и не будет, ибо копейка от человека исходит, к нему же она и возвращается. Как же мне, женщине слабой, государством управлять, ежели даже в Сенате не ведают, сколь душ у меня верноподданных?»

После этого Екатерина приказала провести ревизию. Оказалось, что народ ревизий не любит, бежит с оседлых мест с детьми, скотиною и пожитками. А бежит народ, как объяснили царице, потому, что для проведения ревизии сначала в провинции засылают команды воинские, которые силой удерживают людей на местах, а уж потом наезжают чиновники и начинают перепись. Екатерине дали понять, что бежит народ из-за того, что команды воинские и чиновники мучают людей поборами да побоями… На это царица заявила: «Я бы на их месте тоже бежала!»

Екатерина поступила по-новому, постаралась народ ревизией не запугивать, а вести разъяснительную работу. Решила, что лучше через публикации оповестить власть в губерниях и провинциях, чтобы, без посылки военных и без разведения страхов, с каждой деревни собрать в письменном виде данные о наличном числе жителей. Полученные реестры послать в канцелярии воевод, воеводы — в губернские канцелярии, а губернаторы — в Сенат, где господа высокие сенаторы, общую калькуляцию и выведут.

Принципиально новый подход привел к существенной экономии средств на проведение ревизии, к отказу от перемещений войск, а главное — показал населению, что бежать от ревизии совсем не обязательно. Однако, несмотря на благородные намерения Екатерины, народ еще долго боялся переписи и не доверял ей.

Учет населения в начале XIX века[править]

Учет населения во II половине XIX века[править]

После отмены в 1861 г. крепостного права в отдельных городах и даже целых губерниях Российской Империи начали проводиться учеты населения. Они имели целью подготовиться к первой Всеобщей переписи населения, которую планировалось провести на научной основе. Практиковавшиеся с петровских времен ревизии давали весьма неточные сведения о населения и учитывали только «приписных» из податных сословий. Несовершенство этих ревизских сказок послужило, помимо прочего, основой для сюжета гоголевских «Мертвых душ». Вопрос о смене переписных методов стоял в то время очень остро. Между тем, большая часть проводившихся тогда переписей населения в отдельных городах и даже целых губерниях представляла собой казенные полицейские «народосчисления», при которых у домохозяев просто собирали сведения о числе даже не проживающих, а прописанных в их домах жителей. Таких местных переписей было проведено не менее 200, но материалы многих из них не были опубликованы, и о некоторых неизвестно ничего, кроме года переписи. Позднее переходят к научно организованным переписям, которые регулярно проводились в Москве (1871, 1882, 1902, 1912 годах), Санкт-Петербурге (1862, 1863, 1864, 1869, 1881, 1890, 1900, 1910, 1915 годах) и других городах.

12 декабря 1871 года была проведена первая однодневная перепись населения в Москве под руководством статистика М. А. Саблина. В Москве перепись было решено провести после удачной попытки в Санкт-Петербурге. В июне 1870 года Московский городской Голова обратился к Генерал-Губернатору князю В. А. Долгорукову с просьбой выделить 6 тысяч рублей серебром на проведение однодневной переписи. Князь счел перепись полезной, и деньги были отпущены. Однако на окончательную разработку переписи было потрачено еще 6 тысяч рублей. Для проведения общегородского мероприятия была организована комиссия, в которую вошли многие высокопоставленные чиновники, в том числе и секретарь статистического комитета М. А. Саблин. Вместе с известным земским статистиком В. И. Орловым Саблин способствовал учреждению статистического отделения при Московском юридическом обществе. Это отделение служило объединяющим центром русских земских статистических работ Механизм проведения переписи Первый этап переписи заключался в сборе сведений о домах — этим занимались полицейские. В их обязанности входила доставка бланков домовых листов домовладельцам и возврат их в Статистические комитеты. Составление списков квартир должно было существенно облегчить переписывание их жильцов. Эту работу проводили с конца октября и в ноябре, так как это время посчитали самым благоприятным. Саму же перепись населения наметили на декабрь. Москва разбилась на 19 участков, и на каждом закрепили главного исполнителя. Сама процедура переписи проходила без участия полиции. В период с 5 по 12 декабря счетчики сами приносили и собирали переписные листы, а в «сношения вступали» только с домовладельцами и их поверенными, да и в квартиры входили только в случае крайней необходимости. Московские переписчики Всего в московской переписи 1871 года было задействовано 997 счетчиков из них: студентов — 759 человек, чиновников — 152 человека из Межевой Канцелярии, Контрольной Палаты, Думы, Канцелярии Генерал-Губернатора и Казенной Палаты, 7 гимназистов, 7 учеников технических училищ, 4 семинариста и 58 частных лиц. Всем переписчикам были даны строжайшие инструкции, в которых особенно интересны некоторые выдержки: «Ночлежные дома переписать до того, как разойдутся ночевавшие в них. Посещать их, во избежании неприятностей, непременно с полицией, но не вводя ее в комнаты без особой надобности (буйство, скандалы и т. п.)». В пункте 4 говорилось: «от счетчика требуется самая предупредительная любезность к тем людям, к которым он будет обращаться по делам переписи; при первом намеке на невозможность пополнить рубрики по листку, счетчик должен предложить свои услуги, при явном нежелании вписать требуемые сведения, счетчик настаивает на том, самым вежливым образом». Пункт 5 гласил: «счетчик не входит в квартиру без особенной крайней надобности». Пункт 9 предусматривал: «каждый счетчик запасается двумя карандашами: обыкновенным и синим (или красным)». Москва и москвичи 130 лет назад Вот какие сведения были получены в ходе первой московской переписи населения. Прежде всего очевидно, что Москва 1871 года была городом женихов, а не невест. Мужчин насчитывалось 354 тысячи, а женщин — 248 тысяч человек. На 100 мужчин приходилось в среднем 71 женщина, то есть на каждого мужчину приходилось 1/3 женщины. Такое соотношение, по словам Саблина, говорило о привлекательности Москвы «как промышленного, торгового и умственного центра». Первопрестольная притягивала рабочих из близлежащих областей, сюда стекались торговцы и молодежь для обучения. В то время Москва занимала пространство в 60 верст, и распространение населения по городу было неодномерным. Больше всего женщин на 100 мужчин приходилось на район Пречистенский (105 женщин) и Арбатский (100 женщин). А обусловлено это было тем, что в этих районах проживало так называемое «чистое население», то есть семейное. Однако в Сретенской части тоже был высокий процент молодого женского населения 20-25 лет — 96 женщин на сотню мужчин, — но причины такой «скученности» другие. Дело в том, что в переулках этого района располагались женские мастерские и дома терпимости. Всего 66 женщин на 100 мужчин приходилось на районы Якиманский и Пятницкий, а объяснялось это тем, что купечество имело очень большое количество приказчиков и торговую прислугу (артельщиков, рабочих, возчиков товара и прочих). Больше всех были обделены женским населением окраины города — Рогожский, Хамовнический, Серпуховский, Лефортовский районы, — пристанища служащих и фабричных рабочих. Однако и в центре — Кремле и Китай городе — тоже оказалось негусто с женщинами — всего 37 на 100 мужчин, — а все потому что жили здесь приезжие и ремесленники. Что касается детского населения, то оно незначительно, особенно женское, поскольку к 10-15 годам мальчиков привозили в Москву учиться в школах, ремесленных заведениях и на фабриках. Женское население в столицу обучаться не вывозилось. Домашнее и пансионное образование получали только состоятельные девушки. Однако после 25 лет число мужского населения уменьшалось, что объяснялось высокой смертностью и рекрутской повинностью. Население Москвы — в основном, православное. Между тем, неправославных женщин наблюдалось больше, чем мужчин. Расклад следующий. Раскольников: мужчин — 2,1 %, женщин — 3,7 %; протестантов 1,8 % и 2,4 %; католиков — 1,42 % и 0,92 %; евреев — 0,86 % и 0,9 %. Магометан в Москве зарегистрировано 0,26 %, армян-григориан — 0,15 %. Вдовы составляли 17,69 % от всего женского населения, а вдовцы — только 3,3 %. Любопытно, что разведенных мужчин было зарегистрировано 4, а женщин — 23 человека. Такое перевес разведенок вовсе не говорит о начинающемся процессе эмансипации. Просто значительная часть одиноких женщин приезжала в Москву на заработок: ведь в большом городе было легче прокормить себя и ребенка. Ко всему прочему существовала высокая смертность мужского населения. И надо отметить, что повторные браки среди мужчин были более популяры, чем у женщин. Грамотными оказались 54,1 % и 37,9 % женщин. Крестьянское население в Москве составляло — 52,8 % мужчин и 29,85 % женщин. Купцами назвались — 3,93 % мужчин, а купчихами — 5,3 %. Воинское население насчитывало 10,3 % от всего населения города.


Петербургский переписи[править]

По данным переписи, в Петербурге в 1869 году проживали 2000 татар. При переписи населения Петербурга в 1910 году насчитывалось около 3000 человек шведов, но когда началась первая мировая война, шведский приход Святой Екатерины в русской столице насчитывал уже около 6000 членов, а татар к этому времени в Петербурге было 7300 человек По данным переписи 1910 года в Петербурге, фамилия Соколов занимала седьмое место по частоте встречаемости, а из всех фамилий, образованных от неканонических имен, уступала только Смирновым.

Перепись населения Уфимской губернии[править]

В 1864 году секретарем губернского статистического комитета стал Н. А. Гурвич. С его приходом связывают проведение переписи населения в городах губернии на рубеже 1864—1865 годов. В этот же период по сельским местностям от администраций собраны сведения о численности и составе населения. По программе (пол, возраст, национальность, вероисповедание, сословие, грамотность, образование), методическим установкам и по своей организации эта перепись отвечала всем требованиям статистической науки того времени. Эта перепись в Российской Империи по времени была второй, после Петербургской 1864 года. В дальнейшем Н. А. Гурвич провел по городу Уфе еще две переписи населения и жилищ, материалы которых очень ценны для истории Уфы.

Источник: Статистика Республики Башкортостан:Исторический сборник./Государственный комитет Республики Башкортостан по статистике. — Уфа,Отдел копировально-множительной печати Госкомстата РБ,2003 г. — 152 стр.

Перепись населения Владивостока[править]

13 августа 1897 года во Владивостоке закончилась очередная перепись населения, которая в прошлом веке проходила каждые 10 лет. По данным переписи 1897 года, в городе проживало 28 тысяч 896 человек, из них мужчины составляли 24 361 человек и женщины — 4 535. Эти цифры говорят о бешеной популярности во Владивостоке невест, большинство из которых делали себе отличные партии, если, конечно, не были полными дурами и уродинами.

Переписи населения в некоторых губерниях[править]

Вот например, в переписи населенных мест Псковской губернии 1872-78 гг. приводятся данные о Святых Горах (Святогорском монастыре) и слободе Тоболенец: «в Святых горах — мужской монастырь, две православные церкви, дворов — 4, жителей мужского пола — 15, женского нет. Есть водяная мельница, два раза в году проходят ярмарки». В некоторых губерниях (Астраханской — в 1873 г., Акмолинской — в 1877 г., Псковской — в 1870 г. и 1887 гг. и других) переписывали жителей во всех городах. В 1863 и 1881 гг. переписано население всей Курляндской, а в 1881 г. — также Лифляндской и Эстляндской губерний. Таких местных переписей было проведено не менее 200, но материалы многих из них не были опубликованы, и о некоторых неизвестно ничего, кроме года переписи.

Переписи населения Сахалина[править]

Учеты населения на Сахалине не всегда совпадали по срокам с переписями страны. Это объясняется географическим положением островов, их историческим развитием и особенностями экономики. Мрачную славу Сахалину создала каторга (во второй половине XIX сюда стали направлять ссыльных). В 90-х годах XIX столетия попытку переписать население Сахалина, по собственной инициативе, предпринял великий русский писатель А. П. Чехов. Цифры той переписи говорят о том, что населения на острове — 28113 душ, в том числе женщин — 7641. Плотность населения была примерно один человек на две квадратные версты. На территории трех округов насчитывалось 12 тысяч крестьян. В том числе «лиц, не принадлежащих к этим сословиям» сосчитаны: ссыльно-каторжных 4979, ссыльно-переселенцев — 8934, поселенцев из каторжан — 1566. Эта перепись не охватила все население. Не доверяя, ей жители целыми деревнями уходили в тайгу. Статус территории, свободной для вольного заселения, Сахалин получил лишь в 1908 году.

Перепись айнского населения[править]

Одним из руководителей проведенной в 1876 году переписи айнского населения был поручик Радковский. «Айнское население переписано во всех поселениях и отдельных юртах, переписью, — сказано в документах, — оказалось не охвачено только айнское селение Усуро, что в 100 верстах от Кусаная. В этом селении 20 юрт. Во главе селения стоит старшина». Материалы переписи начальник порта Корсаков 28 мая 1876 года направил военному губернатору Приморской области.


Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897[править]

Всеобщая перепись населения Российской Империи проведена по состоянию на 28 января (9 февраля) 1897 под руководством П. П. Семёнова.

В ходе переписи учитывались три категории населения: наличное, оседлое (постоянное) и приписное. Разработка велась в основном по наличному населению.

Использовались три формы переписных листов: форма А (для крестьянских хозяйств сельских обществ), форма Б (для владельческих хозяйств и частных домов и дворов внутри селений), форма В (для городских жителей).

Программа переписи включала 14 признаков: отношение к главе хозяйства и к главе своей семьи; возраст; пол; брачное состояние; сословие; состояние или звание; место рождения; место прописки; место постоянного жительства; отметка об отсутствии или временном проживании; вероисповедание; родной язык; грамотность и обучение; занятие, ремесло, промысел, должность или служба (с выделением главного и побочного занятий и положения по воинской повинности); делалась отметка о физических недостатках.

Непосредственно учавстволал в проведении этой переписи писатель А. П. Чехов — руководил группой счетчиков в Серпуховском уезде Московской губернии.

Результаты были опубликованы в двух томах «Общего свода по Империи результатов разработки всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г.» и отдельных томах по губерниям, областям, четырём городам (Санкт-Петербург, Москва, Одесса, Варшава) и острову Сахалин. Публикация длилась до 1905.

Всероссийская перепись населения 1920 (из-за гражданской войны не считается всеобщей)[править]

Перепись населения проведена по состоянию на 28 августа 1920 вместе с сельскохозяйственной переписью и кратким учётом предприятий под руководством В.Г. Михайловского.

В ходе переписи учитывались наличное население, а в городах также постоянное население. Перепись не охватила те районы, где шли военные действия (Белоруссию, Волынскую, Подольскую губернии, Крым, Закавказье, горные районы Северного Кавказа, часть Туркестана и Киргизии, Дальний Восток), а также некоторые местности Европейской России и Украины, Хиву и Бухару.

В качестве основной формы использовался личный листок. В городских поселения также использовались квартирная карта и подворная ведомость. В сельской местности использовался поселённый список домохозяйств.

Программа переписи включала 18 признаков (особый акцент сделан на изучении занятий и профессионального состава): пол; возраст; национальность; родной язык; гражданство (для иностранцев); место рождения; продолжительность проживания в месте переписи; брачное состояние; грамотность; образование; занятие (главное и второстепенное); положение в промысле; место работы; профессия; источник средств существования; физические недостатки; психическое здоровье; участие в войнах. Проводился учёт занятости в сельском хозяйстве, влияния на неё войны, способность к труду по своей профессии и к труду вообще.

Численность населения страны (с доисчислениемпо территориям, не охваченным переписью) составила 136,8 млн человек, в том числе городского — 20,9 млн (15 %).

Предварительные итоги были опубликованы в 19201921 в выпусках «Трудов ЦСУ РСФСР». Окончательные итоги в статистических изданиях 19221923 и в виде отдельного сборника в 1928.

Первая Всесоюзная перепись населения 1926 года[править]

Первая Всесоюзная перепись населения была проведена по состоянию на 17 декабря 1926 под руководством В. Г. Михайловского и О.А. Квиткина.

В ходе переписи учитывалось наличное население (по личным листкам), а в городах семейная карта давала возможность получить сведения и по постоянному населению.

Использовались три формы: личный листок, семейная карта (только в городах) и владенная ведомость.

Программа переписи включала 14 признаков: пол; возраст; народность; родной язык; место рождения; продолжительность проживания в месте переписи; брачное состояние; грамотность; физические недостатки; психическое здоровье; занятие (с выделением главного и побочного); положение в занятии и отрасль труда; для безработных — продолжительность безработицы и прежнее занятие; источник средств существования (для не имеющих занятия). В семейной карте учитывался состав семьи с выделением супружеских пар и их детей, продолжительность брака и жилищные условия.

Разработка материалов была закончена к 1 сентября 1928. Разработка переписи отличалась подробностью, впервые очень подробно была изучена семья. Полные итоги были опубликованы в 19281933 в 56-ти тт.

Всесоюзная перепись населения 1937 года[править]

Перепись населения проведена по состоянию на 6 января 1937 года.

Единственный раз в истории СССР (и впервые после 1897 года) перепись проводилась как однодневная. То есть учёт населения вёлся фактически «до» (а не «после») критической даты (момента переписи).

В ходе переписи учитывались наличное население.

В качестве основной формы впервые использован бланк списочной формы на 8 человек, заполнявшийся на квартиру.

Программа переписи включала 14 признаков: пол; возраст; национальность; родной язык; религия; гражданство; грамотность; название учебного заведения; класс или курс; окончил ли среднюю или высшую школу; род занятия (службы); место работы; общественная группа; состоит ли в браке.

Необходимо отметить, что при проведении этой переписи было произведено множество отклонений от первоначального проекта (предполагалось учитывать и постоянное население, использовать 28 признаков) и упрощений формулировок вопросов.

В связи с тем, что численность населения оказалась меньше оглашённых ранее преувеличенных оценок и не соответствовала тезису о быстром росте населения в условиях социалистического строительства, было объявлено, что перепись проведена с грубыми нарушениями и недоучётом населения. Руководители переписи были репрессированы.

Основные итоги переписи были опубликованы только в 1990.

Более подробно читайте в книге Перепись населения 1937 года: вымыслы и правда

Всесоюзная перепись населения 1939 года[править]

Проведена по состоянию на 17 января 1939 г.

Численность населения страны составила 170,6 млн человек, в том числе городского — 56,1 млн (33 %). Разработка материалов переписи была механизирована и осуществлена за срок в 15 месяцев

Всесоюзная перепись населения 1959 года[править]

Значок -- Перепись населения 1959 года в СССР.

Проведена по состоянию на 15 января 1959 г.

Вопросы методологии и организации переписи 1959 г. обсуждались на Всесоюзном совещании статистиков в июне 1957 г.

Общая численность населения СССР составила 208,8 млн человек. Доля городского населения — 48 %.

Всесоюзная перепись населения 1970 года[править]

Начата в 8 часов утра 15 января и продолжалась по 22 января включительно. Счет населения производился по состоянию на 12 часов ночи с 14 на 15 января по местному времени.

Программа переписи 1970 года состояла из следующих форм :
форма 1 — переписной лист сплошной переписи
форма 2 — переписной лист выборочной переписи
форма 3 — опросный лист для лиц в трудоспособном возрасте, занятых в домашнем и личном подсобном сельском хозяйстве
форма 4 — бланк учёта передвижения населения от места жительства до места работы или обучения.

Всесоюзная перепись населения 1979 года[править]

Всесоюзная перепись населения 1989 года[править]

Всероссийская перепись населения 2002 года[править]

Всероссийская перепись населения 2010 года[править]

В настоящее время Росстат начал подготовку к проведению Всероссийской переписи населения, которая должна пройти в 2010 году. Прогнозируемая численность населения РФ на 2010 год — 132 млн человек.

Перепись нельзя будет назвать точной и Всероссийской — в том смысле, что многое просто выдумано. В начале сентября управам города Москвы было дано указание, какое количество людей должно получиться при переписи в каждом районе. В данный момент сотрудники управ и муниципалитетов и иных подобных им структур занимаются выдумыванием данных, чтобы обеспечить указанное количество.[Источник?]

Ссылки[править]